7 как в старой сказке

7. Как в старой сказке

1. Гимн шута

Терпеньем я не наделен

И мне все лучше

Да мне все лучше!

Я удивлен, я удивлен!

Судьба, в которую влюблен,

Дает мне право

Смеяться даже над королем

Стать дураком мне здесь пришлось

Хотя я вижу всех насквозь

Искренне прошу – смейтесь надо мной

Если это вам поможет

Да я с виду шут, но в душе король

И никто, как я не может!

Эй, вы, придворная толпа!

Я вас не вижу,

Я вас не слышу!

Я отрешен, я отрешен!

Меня готовы, как клопа топтать ногами.

И это значит — мой час пришел!

Открою вам один секрет –

Вельмож, к несчастью, честных нет!

Искренне прошу – смейтесь надо мной

Если это вам поможет

Да я с виду шут, но в душе король

И никто, как я не может!

Я всех высмеивать вокруг

Имею право!

И моя слава

Всегда со мной, всегда со мной!

Пускай все чаще угрожают мне расправой

Но я и в драке хорош собой!

Как, голова, ты горяча!

Не стань трофеем палача!

Искренне прошу – смейтесь надо мной

Если это вам поможет

Да я с виду шут, но в душе король

И никто, как я не может!

2. Проклятый старый дом

В заросшем парке

Стоит старинный дом.

Забиты окна,

И мрак царит извечно в нем.

Сказать я пытался:

«Чудовищ нет на земле».

Но тут же раздался

Ужасный голос во мгле.

Голос во мгле…

«Мне больно видеть белый свет,

Мне лучше в полной темноте.

Я очень много-много лет

Мечтаю только о еде.

Мне слишком тесно взаперти,

И я мечтаю об одном —

Скорей свободу обрести,

Прогрызть свой ветхий старый дом.

Проклятый старый дом!..»

Был дед да помер.

Слепой и жутко злой.

Никто не вспомнил

О нем с зимы холодной той.

Соседи не стали

Его тогда хоронить.

Лишь доски достали,

Решили заколотить

Дверь и окна…

«Мне больно видеть белый свет,

Мне лучше в полной темноте.

Я очень много-много лет

Мечтаю только о еде.

Мне слишком тесно взаперти,

И я мечтаю об одном —

Скорей свободу обрести,

Прогрызть свой ветхий старый дом.

Проклятый старый дом!..»

И это место стороной

Обходит сельский люд.

И суеверные твердят:

«Там призраки живут».

5. Пират

Седой старик на вид довольно скверный

С бутылкой рома вышел из таверны

Возле молодых он офицеров оказался

И сказал один из них: «Ну, вот ты и попался!

Остались в прошлом бравые походы,

Но грозный нрав не изменили годы.

«За мою поимку вас, ребята, ждет награда!

Согласитесь, мертвецам ее уже не надо!»

В океане нету места, где бы мы ни побывали

И скажу я вам сейчас, без дураков!

Вы, ей богу, смельчаки, не на того сейчас напали!

Не охотятся овечки на волков!

«Ты очень стар, но держишься умело,

Но ты не прав тут не в награде дело!

Мой отец был капитаном славного фрегата

Он погиб от грязных рук твоих, от рук пирата!»

С твоим отцом история другая,

Он в пасть акулы прыгнул убегая

Перед этим он страдал испытывая муку —

Отрубил ему в бою я голову и руку!

В океане нету места, где бы мы ни побывали

И скажу я вам сейчас, без дураков!

Вы, ей богу, смельчаки, не на того сейчас напали!

Не охотятся овечки на волков!

От гнева вздулись вены офицера,

Вонзил кинжал он в шею флибустьера.

Уронив бутылку, на песок старик свалился

А из раны вместо крови крепкий ром полился…

В океане нету места, где бы мы ни побывали

И скажу я вам сейчас, без дураков!

Вы, ей богу, смельчаки, не на того сейчас напали!

Не охотятся овечки на волков!

7. Возвращение колдуна

Стал колдун одержим вдруг злом,

Чтобы спасти душу его,

Решили мы всем селом

С ним сотворить кое-чего…

Помню ярость безумных глаз

Он не скрывал злобу свою

Он всех ненавидел нас:

«Да я вернусь, слово даю!»

Он до конца довел свою жуткую роль

Смеялся в огне, не чувствуя боль

Людей подчинял панический страх

Даже когда и ветер унес его прах,

И развеял по просторам.

Первой жертвой священник был —

Я обо всем летопись вел.

Ветер его убил,

А если точнее, до смерти довел!

И каждый год отныне, в этот же день

Мы находили мертвых людей.

Возможно, в черном списке был и я,

Но почему-то ветер не трогал меня

И не выпускал из дома.

Я помню тот момент, когда из огня

Яростный взгляд пал на меня

И я искал спасенье в крепком вине

От историй, что ветер рассказывал мне

«Я буду жить», — кричал он — «Вечно!

Вечно, будешь писать ты про меня

Ты будешь мне служить вечно, вечно!

Как не ушел я от огня!

И не скроешься от ветра»…

\

8. Зловещий кузен

Вокруг догорающей свечки кружили мотыльки,

В ту брачную ночь у невесты прорезались клыки.

Отец был просто в шоке, жених был вусмерть пьяный.

И лишь кузен, ее погрязший, гад, в пороке

Все улыбался, окаянный:

«Обожаю я гулять,

Обожаю я гулять

И шею нежную кусать.

Нету для меня преград,

Нету для меня преград.

Каждой жертве очень рад!

Хочу туда, хочу сюда

И кровь моя еда!

Невеста стонала от муки, отец рассвирепел.

Сломал он племяннику руки, а ноги не сумел.

Затем велел остаться с невестой мать и тещу,

Схватив за шиворот зловещего мерзавца

Увел в осиновую рощу.

«Обожаю я гулять,

Обожаю я гулять

И шею нежную кусать.

Нету для меня преград,

Нету для меня преград.

Каждой жертве очень рад!

Хочу туда, хочу сюда

И кровь моя еда!

Не знал мужик, каким путем от гада избавляться

Ударил по носу локтем – мерзавец стал смеяться

Его к осине привязал, но тот был слишком ловкий.

«Болван!» — папаше он сказал и вылез из веревки.

К утру мужик пришел домой, принес клыки злодея

Бить зубы было не впервой — хорошая идея.

11. Двухголовый отпрыск

Тощий месяц по небу плывет,

Дед в огороде самогонку пьет.

Мысли гложут его —

Вспомнил он сынка своего.

С младенцем им, увы, не повезло —

Родился двухголовым, как назло.

Жена сына взяла

И в лес его унесла.

Ах, зачем позволил жене,

Погубить такого младенца!?

Был бы парень умнее вдвойне,

На радость мне.

Кричала баба: «Твой пацан — урод,

Что подумает о нас народ!?»

Тут дед слезу уронил.

Выпил, снова налил.

Ах, зачем позволил жене,

Погубить такого младенца!?

Был бы парень умнее вдвойне,

На радость мне.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст


Предыдущий:

Следующий: