Князь Андрей Иванович Вяземский - Лаборатория Честной физики

Князь Андрей Иванович Вяземский


ЦИТАТЫ ИЗ ТРАКТАТА
Князь Андрей Иванович Вяземский
Наблюдения о человеческом духе и его отношении к миру
1790 г.
Перевод Профессора В. В. Васильева
Редакция Фролов А.В.
2010
Интересная ТАБЛИЦА В КОНЦЕ О СВОЙСТВАХ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА



Краткий обзор этого сочинения Князя Андрея Ивановича Вяземского примерно таков: я исходил из того, «почему люди так несчастны и так изводят друг друга?». Пока мало рассудка. «Что? – не в избытке ли он у некоторых?». Хотя с ним, должно быть, не все в порядке: он так плохо передается и совсем не получает распространения. Дух не равен самому себе, эксцентричен и еще не вполне понял, как избежать этого. Главная причина – незрелость, и из нее легко возникает блажь, предрассудок, своенравие, повреждение мозгов – недостатки, которые, так же как опрометчивость, торопливость и небрежность, всегда влекут за собой справедливое наказание у детей, хотя не все они в равной степени замечают связь причины и действия, особенно когда внешняя ситуация, в которой они находятся, основательно сбивает с толку, запутывает и смущает их.

Я обращаю внимание на все эти моменты и обстоятельства и показываю, как дух получает всю, всю свою силу из чувств, как они должны звучать по отдельности, но не править поодиночке, и как можно избежать последнего. Сопоставленные и объединенные, в совокупности они дают духу всѐ, что он может желать и требовать, коррекцию и устранение его ошибок, силу для действий, радующих его самого, его ближних и весь мир: короче, они позволяют ему учиться самому достигать довольства, но никогда без напряжения и объединения всех. Одиночные силы оставляют и делают его слабым, беспутным, диким – и влекут в бездну несчастья. Все же вместе, в равномерном применении и постоянном употреблении, они в конце концов вырывают его оттуда.

Псевдость есть все, чем замещается природный порядок, дабы восполнить совершѐнные отклонения от него … Отсюда возникает псевдополитика, псевдоправо, псевдофизика, псевдорелигия и суеверие,

Аффект, сильное желание привлечь какую-либо подходящую вещь или уклониться от неподходящей … поэтому в дальнейшем мгновенно разжигать всякое ощущение в аффект. Это – вспыльчивость так называемых живых, ранимых, чувствительных, страстных душ. Подобный аффект, возник он праведно или грешно, сразу будоражит электрум и соки, бьет в голову, а при многократном и скором повторении вызывает повреждение мозгов; и если зашло так далеко, то не помогают никакие возражения и упреки,

Блажь отлична от ублажения. Как только какое-либо чувство окружается и затрагивается чем-то подходящим, и NB все чувства соразмерны, дух устремляется к нему, и это называется ублажением, с вычетом негативных оттенков. Но если при насыщении охватывается только одно чувство, или если оно слишком часто насыщалось одним и тем же способом и между этими насыщениями проходило мало времени, то нарушается соразмерность или равновесие между всеми ними, и здесь выходит совершенно иначе. Сразу после обеда меня не трогает даже самый сильный запах из кухни. Во время хорошего концерта я совершенно безразличен ко всему, что не имеет к нему отношения и что я не могу связать с ним, как бы оно ни было мне любо. Если угодно, это тоже можно называть блажью, но преходящей.

Но когда человек, к примеру, слишком часто получал удовольствие от какого-либо внешнего атомарного субстрата, он становится повышенно чувствителен к нему, открыт только для этого чувства и того, что его сопровождает, стало быть, блажит им. Могли бы еще сказать: Лакса блажила кляча, Василия – его девушка, купца – прибыль, но это некорректные выражения. Они могут ублажать его, но блажит он сам, недопустимо опуская сравнение этого чувства с другими своими чувствами (peccatum omissionis). Страдающий телесным недугом, поскольку он страдает от него, тем менее соразмерен в своих чувствах, чем сильнее он болен, но можно ли назвать это блажью?

Настоящая блажь возникает из неоднократных произвольных приятий самого духа, и очевидно, что она находится в прямом противодействии рассудку, а значит и моральности и всему достоинству духа, состоящему в готовности осуществлять все его операции в соответствии с его прекрасным назначением.

Свобода, свободная воля, свободный выбор – это такое устроение духа, сообразно которому он обращает внимание на все свои чувства при получениях довольства в подходящем или неподходящем. Коль скоро он должен быть простым, самостоятельным, духовным автоматом, энтелехией (имеющим в самом себе свою непосредственную цель, т. е. волю), чем же должен он руководствоваться в своих движениях, как не своими собственными внутренними силами или чувствами?

Это само по себе ясно и очевидно. Выбор без свободы – деревянное железо. Но блажь, дикость, бесплодные мечтания и умствовования, просчеты затемнили и запутали его. Ведь дух в целом есть чистое желание, тяга, стремление и влечение к довольству, своему для самого себя, а не для кого-то другого; следовательно, и чувствовать, чтo стыкуется с ним, он должен от себя (обособленно, singulus, самостоятельно) и для себя (что для него наилучшее) – от кого он должен был бы еще брать actum чувствования или ощущение, как не от своего собственного Я, и для кого?

Свободен ты всегда, даже начать сумасбродствовать, но при условии, что речь не идет о неудовольствии. Если это не твой случай, то подлаживайся под этот Божий мир, ибо он стоит на удовольствии. Если же ты выбираешь страдание, то знай, что тебе придется создать новый по твоему образцу, но уж лучше верить моему Господу, чем тебе!

Итак, ясно, что без рассудка нет свободы, ни подлинной (libertas primaria), ни урезанной (lib. secundaria, sequior). Поэтому тот, кто не объединяет и должным образом не сопоставляет все свои чувства, обходит одни и преувеличивает другие (так всегда бывает при блажи), выбирает не свободно, а лишь произвольно, случайно, наугад, бездумно.

Лучшие люди часто задаются вопросом: неужели так у нас все и останется? Неужели никогда не исчезнут испорченные, несчастные, злые люди, так называемые дурные характеры? Неужели всегда будут существовать дикие отвратительные негодяи, порочные и злодеи, гадкие подонки, ввергающие себя и своих близких в беспредельные страдания, нужду и горе, всегда стоящие на пути хороших людей, мешающие всему полезному и доброму, и не замышляя дурного, всегда делающие страшно много зла и заставляющие терпеть и страдать от него других? Будет ли так продолжаться, пока стоит мир, станет даже хуже, или, может, все же наступит улучшение?

Нет, люди в целом не улучшатся, говорит Стентор, это невозможно, они останутся такими же, так было и, вероятно, будет всегда.

Нет, почему? – возражает Макс. Дайте нам хорошие законы и начальников, и зла уже станет намного меньше, и т. д. мало-помалу.

Стакс выводит все из тяжелых голодных времен и от недостатка или несовершенства денежного обращения: фрау Маргарет из нравственного падения челяди, а Еремия из избыточной роскоши; при обложении ее налогом было бы устранено большинство невзгод. Стауций объясняет все несчастья неологией, гетеродоксией и недостатком церковной дисциплины, а Шпицбарт [3] отсутствием хорошего преподавания в школах. Никто не решается охватить взглядом целое.

… духу приписывали высшие и низшие способности. Первыми были рассудок (со способностью суждения и разумом) и воля. Вторые охватывали воображение, память, остроумие и сенсорность (appetitus sensitivus) вместе с инстинктами: монады, обнаруживающие исключительно низшие способности, называются душами; наделенное также и высшими именуется духом. Человеческий дух хорош при господстве высших способностей, плох, зол, несчастлив – низших. И порочность, если не наследный грех, состоит в злосчастном перевесе вторых над первыми. Но как же возник этот перевес? Ссылками на воспитание, пример, организацию, темперамент, склонность, настрой вовсе не исчерпать того, что хотели знать и продемонстрировать, доказывая, с другой стороны, больше, чем хотели, стало быть, вообще ничего. Мне встречались очень хорошие люди среди представителей самых разных народов, стран и верований, которых я видел, среди иудеев, магометан и даже идолопоклонников, а среди самых образованных христиан – до такой степени злые, что меня пробирала дрожь.

… для классификации, энумерации и соотнесения способностей духа нужен совершенно иной подход. Здесь было трудно отличить первоначальные силы от тех, кои не являются таковыми. Но это шло исключительно от искусственных именований и их смешений, а также от предрассудков, получивших, как я понял, всеобщее распространение. Все говорят о побуждениях, стремлениях, склонностях к наслаждению, зависти, алчности, тщеславию, гордыне, жестокости, оригинальничанью, пытливости, ревности, необычности, лени, высокомерию, мечтательности и т. п. и путают причину с действием, привходящие обстоятельства с сутью дела, привычку с естеством, максимы с основными силами, говорят о добродетели и пороке, точно не различая своего предмета.

Сущность духа, как я считаю, составляет сила, направленная на то, чтобы отличать довольство от его противоположности, привлекать к себе первое и отклонять второе. Он проявляет ее трояким способом, животным, психическим (душевным) и духовным – из-за бедности наших языков мы тоже можем назвать их силами. Дух, Spiritus, имеет, стало быть, vim animalem, vim animi и vim mentalem.  Природа устроена до такой степени точно, и ее ход настолько верен, что ни одно прегрешение не обходится без боли, и только тупые дикие грубияны могут сомневаться, отрицать или же отмахиваться от этого, [12] превращая то, к чему они не имеют почтения, в шутку, кривляние, пустяки.

Ничего, со временем они запоют по-другому, когда загорчит их сладкий мед, когда почувствуют они бедственность блажи, привычки и повреждения мозгов. Natura volentem ducit, nolentem trahit, из ее школы нельзя убежать, приходится возвращаться к дверям.

Чувства сами должны устанавливать баланс и уравновешивать друг друга, это и есть подлинная взаимность в iure publico animi humani.

Чем меньше внимания, тем хуже рассудок. Человек, мало и неточно отличающий одно от другого, будет, как он думает, объединять вещи, исключающие или противоречащие и устраняющие друг друга, что не может не иметь отрицательных последствий, к примеру, объединять религию и суеверие, высокое служение государству и безмятежную независимость, воинственность и человеколюбие, блаженство и безразличие. Вы говорите, что это происходит от его грубого невежества, он невежда.

Итак, дух справляет окружающие внешние вещи, или мир, в той степени, в какой последний производит изменения в нем.

Здесь я просто упомяну, что и дух может производить изменения в самом себе из запаса собственных сил, хотя и пробужденных только благодаря тем воздействиям со стороны мира, подробнее об этом ниже.

Итак, происходящее изменение называется ощущением, и его не существовало бы, если бы дух не обладал чувством, т. е. если бы он не был поставлен Создателем в такое отношение к миру, так сплочен, подогнан и стыкован, что он оказывается более удовлетворен своим состоянием, когда определенные мировые парцели попадают в его окружение, и еще больше, если он может довольствоваться ими. Эта удовлетворенность своим состоянием и отношением называется сознанием, составляющим существенное различие между монадой и атомом.

Происходящие изменения есть, стало быть, ощущения, т. е. возбужденные чувства, которые называются мыслями, если мы сопоставляем их между собой и противопоставляем друг другу. Следовательно, мышление отлично от ощущения, хотя одно возникает из другого. Ощущение есть простое сознание изменения одного из названных чувств в данный момент, [41] к примеру, когда я ударяю голень или ем ананас. Но о мышлении в первом случае можно говорить, лишь если я начинаю сопоставлять, до какой степени я этим нарушил вкушение разного рода довольств и оказался отброшен назад в нем, какая неосторожность послужила причиной этого, какое суждение выносят на сей счет окружающие (один видит повод, другой мое поведение при этом, не вылетел ли я как дикарь, сломя голову, третий – мое страдание и т. д.).

Все различия, однобокости, коварства, multae animorum latebrae caecique recessus возникают исключительно от непродуманых желаний, безрассудства, грубых смешений, дикости, суть хаос – долой его, навести порядок, всѐ по своим местам! Но это требует присмотра за тем, что делает человек, времени, совершенного мира и спокойствия в обществе.

Каждый может вступать в дискуссии и поучать себя и других, как в устной, так и в письменной форме, но не в толпе, а в спокойной обстановке, даже если ему не терпится облагодетельствовать своей манной: но он не должен будоражить публику, обязан избегать шума, переполоха, группировок, если он не хочет, чтобы с ним поступали как с расхитителем и разрушителем ценнейшего достоинства человечества, вдумчивой рефлексии, которая только и помогает рассудку, а значит, способствует зрелости. Ох уж все эти революции и контрревол. по вашему фасону, как вы их сейчас научились делать! Элегией, одой или декламацией уж точно не добьешься ничего хорошего, как и кулаками. Все это приводит лишь к скачкaм, и скажите, видели ли вы хоть один такой скачок в meliore natura?

Мне по душе горячие сердца и холодные головы, сказал как-то Полтни в парламенте. Правильно; но к этому я еще добавляю: они должны быть не разделены, а хорошо сопряжены, лишь тогда они дадут то, что доставляет радость ангелам и людям, зрелость. Хаос – это война, раздор, мерзость: зрелость – умеренная, нежная, притягательная активность и сладкий мир.

Таблица чувств и способностей духа

Дух, Spiritus, имеет:

  • Чисто животную силу (vis animans, animalis), притягивать к себе атом, оживлять, выстраивать и управлять им.

Психическую силу (animus), проявляющуюся двояко:

  • в сенсорных чувствах. Сенсорность.
  • Приятное чувство жизни, хорошего состояния и работоспособности организма вообще.
  • действий световых лучей, сообразно цветам, формам и отношениям, при покое и движениях передающих их тел в нашем окружении.
  • колебаний, которые тела сообщают воздуху.
  • истечений из тел.
  • солей.
  • различных касаний всего нашего организма.
  • пищи.
  • пола.
  • в несенсорных, эмотивных или нравственных чувствах.
  • Приятное чувство жизни, хорошего состояния и сохранения существования духа вообще.
  • Желание деятельности. Действенность, активность, занятость.
  • покоя, acti labores iucundi.
  • вкусить окружающие вещи, извлечь из них максимальное довольство, которое они поставляют.
  • развития, охватить больше, чем испробовал ранее.
  • изменения своего положения и отношений, даже при опасности потерять что-нибудь.
  • удобства, дабы впредь не тратить столько усилий.
  • Умеренность, сдержанность, ne quid nimis, стабильность лучше опасности: лучше также отказаться от чего-то ради будущего удовольствия.
  • Свобода, самостоятельно выбирать себе довольства и возможность оставлять их, не допускать какого-либо насилия.
  • Стремление (симпатия) к участию в радостях и горестях других людей. Сорадость, сострадание, жалость.
  • поделиться собственными.
  • к обществу, всякий ненавидит одиночество.
  • любезности, приветливости, мягкости. Потребность быть любимым и, в не меньшей степени, любить.
  • Подражание. Должно ведь быть возможно то, что действительно.
  • Любопытство, желание узнать свойства даже совершенно неизвестных и безразличных предметов.
  • Честолюбие, быть на хорошем счету у людей и не допускать противоположного.
  • Соперничество, соревновательность, считаться не хуже, чем кто-то другой.
  • Благодарность, признательность, отвечать взаимностью тому, кто доставил нам радость.
  • Благожелательность, добросердечность, насколько возможно уменьшать невзгоды и распространять блага.
  • Справедливость и месть как средства уменьшения и искоренения зла.
  • Удовольствие от собственности, ее самостоятельного приобретения и сохранения.
  • Великодушие, скорее другие должны благодарить нас, чем мы их.
  • Удовольствие от порядка, простоты, величины, всевозможных красот.
  • Моральное чувство, предпочитать большее довольство меньшему, даже если оно отдаленнее и труднее достижимо. Чувство добродетели, благородство, возвышенность, суровость, сила, стойкость.
  • С. Духовная сила (mens), рассудок, мыслительная способность объединять все чувства, как те, которые вызваны наличным окружением, так и те, что ощущались ранее, а также будущие и даже только возможные, и все их оценивать.
  • Рассудок в узком смысле, способность воспринимать, различать и объединять только душевные чувства. Ясное понятие, заключение.
  • Воспоминание прошлых опытов, детальное, если это служит наличному довольству. Память.
  • Сочетание воспоминания действительностей с чистыми возможностями. Воображение.
  • Восприятие сходства вещей. Остроумие.
  • различия
  • Проницательность, оценочно-различающая способность.
  • связей между причинами и действиями. Разум

Add a Comment

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *